Вячеслав Манягин - официальный сайт писателя

  На днях объявили, что к осени наладят систему оповещения гражданской обороны: репродукторы, сирены, теле- и радиоканалы. В общем, все то, что еще сохранилось от холодной войны, так и не перешедшей в горячую. Но, видимо, горячая еще не упустила свой шанс, раз наши скупые на средства власти решили заняться таким недоходным делом. Не секрет, что последние лет пять мир топтался у черты большой войны: стрелки часов Судного дня сдвинулись еще на пару минут ближе к последней полуночи человечества, неопознанные ракеты и метеориты падали то тут, то там, сбиваемые нашими доблестными зенитчиками и ракетчиками, танки тянулись эшелонами по железным дорогам России и США... Ну, много чего было. Только война не настала.

  Основная проблема Российского государства и российского общества — отчуждение государства от власти и народа от государства. Это естественно для современной капиталистической формации, где реальная власть принадлежит глобальным монополиям (ТНК) и банковским структурам. ТНК не только переросли государственные границы, но и смогли использовать свои базовые государства в собственных целях. Государство для ТНК одновременно и враг, и инструмент в борьбе с конкурентами. Такая ситуация обусловлена тем, что мы живем в эпоху кризиса социально-политической системы капитализма, который достиг пика своего развития — глобального рынка. Условной временной границей возникновения глобального рынка могут служить две исторические вехи: уничтожение Советского Союза (1991) с последующим включением его обломков в мировую капиталистическую систему и создание ВТО (1995). На сегодняшний день в ВТО входят более 160 национальных государств. «Пределы роста» капитализма достигнуты, для этой социально-экономической системы нет больше возможности экстенсивного развития на нашей планете, нет больше неосвоенных рынков. На повестке дня «хозяев истории» стоит вопрос о трансформации капитализма в новую экономическую, социальную и политическую систему. В результате этой трансформации канут в Лету такие атрибуты капитализма, возникшие вместе с ним на заре Нового времени, как национальные рынки (по существу, они уже приказали долго жить), нации и национальные государства. Для России начало этих процессов можно отнести к 1993 г., когда в новой российской Конституции было прописано превалирование международных законов над государственными (ч. 4, ст. 15) и был вычеркнут из Основного закона государствообразующий русский народ. По существу, таким образом, в России был запущен процесс демонтажа государства.
   Горячую войну «старому» миру новый мировой порядок объявил нападением НАТО на Сербию (1999), после которого западное руководство открыто заговорило о необходимости «глобального управления», предполагающего замену национального суверенитета глобальной властью частных корпоративных структур. Вместо «государства-нации» было решено создать «корпорациюгосударство». Не случайно одновременно с этой войной, в том же 1999 г., Дэвид Рокфеллер заявил: «Что‐то должно заменить правительства, и мне кажется, что наиболее подходящей для этого является частная власть».

   Недавно Чубайс был назначен руководителем претенциозного путинского проекта по развитию нанотехнологий в России. А на днях тот же Чубайс стал членом правления «Дж.П. Морган Чейз Бэнк». Есть ли это свидетельство «возрастающей международной роли» России? Как поведет себя Чубайс, если перед ним станет выбор между интересами России и интересами американского банка? И почему, в конце концов, в тот момент, когда напряженность между РФ и США достигла своего максимума с момента развала СССР, а риторика госпредставителей с обеих сторон колеблется где-то между переходом на личности и объявлением войны, одно враждебное государство соглашается на назначение гражданина другого враждебного государства членом правления одного из ключевых банков Америки? Да еще в условиях кризиса такой силы, какого не бывало со времен Великой депрессии, то есть тогда, когда гражданин враждебного государства может нанести наибольший ущерб экономике США?

  И здесь придется признать, что логика потсдамского мира (т.е. мира, существовавшего по правилам, принятым союзниками по антигитлеровской коалиции в конце Второй мировой войны и действовавшим до 1991 года) здесь не применима. Отвечать на эти вопросы следует, пользуясь логикой нового мирового порядка, построенного на фундаменте экономической и политической глобализации, чей негласный лозунг – «Одна экономика, один мир, одно правительство».

Российско-грузинская «пятидневная» война, при всей очевидности ответов на основные вопросы – кто, почему и за что – оставила в некотором недоумении не только обывателя, но и значительное число аналитиков. И действительно, невозможно понять до конца причины и цели этой войны, если основываться на догмах потсдамского мира, того мира, который существовал на планете с 1945 по 1991 годы. Мира, в котором решающая роль принадлежала национальным правительствам и государственным интересам.
На смену Потсдаму пришел Новый мировой порядок, прокламирующий создание единого мирового рынка, уничтожение национальных государств и приоритет экономических интересов транснациональных монополий над политическими интересами любых держав, пусть даже и великих. Войны теперь ведут не национальные государства, а транснациональные монополии, которые, пока не завершился процесс создания их собственных экстерриториальных вооруженных сил, используют в своих разборках «старые» армии тех или иных государств.

Именно такую разборку мы наблюдали в Грузии. Конечно, поводом к войне послужило вероломное нападение грузинов на Южную Осетию. Конечно, российская армия выполняла свой миротворческий долг. Конечно, Запад был недоволен усилением России и повел бешенную пропагандистскую кампанию по ее шельмованию. Словом, все как всегда. Но…