Вячеслав Манягин - официальный сайт писателя

    Османская империя – государство, которое выросло, подобно огромному дереву, из крохотного зернышка, посеянного его основателем, Османом Святым, между двух гигантов – Византией и сельджуками. Пустив свои корни на древней земле Малой Азии, Османское государство через несколько веков охватило все три материка Старого света. Владения османов протянулись от Персидского залива до Атлантики.

  Как это стало возможным? Железной рукой правили гигантским государством султаны из рода Османа. Жестокие завоеватели и тонкие ценители поэзии, братоубийцы и справедливые правители, они создали лучшую в мире армию, вооруженную огнестрельным оружием и верностью Исламу. Огнем и ятаганом прошли они Европу и Азию. Мир простирался пред ними ниц, пока они были верны заветам Пророка. Но когда мечом Османа опоясался Селим Пьяница, что-то пошло не так... И первый пошатнувший государство Османов удар нанесли ему русские войска Ивана Грозного в трехдневной битве под Москвой. Эта книга – об истории Великой Османской империи от ее появления до апогея и начала распада.



 

 

  Памятник архитектуры, культуры, религиозный символ, самая главная и древнейшая достопримечательность Парижа – скажете вы, и будете правы. Знакомые с французской литературой (или с мюзиклами, по крайней мере) вспомнят и о том, что собор Парижской Богоматери был описан великим Гюго в одноименном романе.

  Вот только не вспомнят (да и помнит ли кто об этом?) что сам роман был написан писателем не в последнюю очередь как протест против планов снести собор, которые появились у французских властей в первой трети XIX века ввиду совершенно плачевного состояния этого памятника архитектуры. Парижане вообще странный народ – когда построили второй по значимости символ Парижа – Эйфелеву башню – они еще долго возмущались «уродливым строением», портившим вид столицы.

  Так или иначе, в XIX веке собор претерпел значительные метаморфозы, которые дают право усомниться в древности много из того, о чем со скорбными лицами говорят журналисты как об «утрате культурного наследия XII-XIII веков».

 

 

Опубликовано: Михаил Кривоносов, Вячеслав Манягин. Гражданское общество: русская модель. Экспертный доклад // Изборский клуб, №5(61), 2018, с. 14-32.


  Основная проблема Российского государства и российского общества — отчуждение государства от власти и народа от государства. Это естественно для современной капиталистической формации, где реальная власть принадлежит глобальным монополиям (ТНК) и банковским структурам. ТНК не только переросли государственные границы, но и смогли использовать свои базовые государства в собственных целях. Государство для ТНК одновременно и враг, и инструмент в борьбе с конкурентами. Такая ситуация обусловлена тем, что мы живем в эпоху кризиса социально-политической системы капитализма, который достиг пика своего развития — глобального рынка. Условной временной границей возникновения глобального рынка могут служить две исторические вехи: уничтожение Советского Союза (1991) с последующим включением его обломков в мировую капиталистическую систему и создание ВТО (1995). На сегодняшний день в ВТО входят более 160 национальных государств. «Пределы роста» капитализма достигнуты, для этой социально-экономической системы нет больше возможности экстенсивного развития на нашей планете, нет больше неосвоенных рынков. На повестке дня «хозяев истории» стоит вопрос трансформации капитализма в новую экономическую, социальную и политическую систему. В результате этой трансформации канут в Лету такие атрибуты капитализма, возникшие вместе с ним на заре Нового времени, как национальные рынки (по существу, они уже приказали долго жить), нации и национальные государства. Эти процессы уже давно активно идут во всем мире. Для России их начало можно отнести к 1993 г., когда в новой российской Конституции было прописано превалирование международных законов над государственными (ч. 4, ст. 15) и был вычеркнут из Основного закона государствообразующий русский народ. По существу, таким образом в России был запущен процесс демонтажа государства.

  На днях объявили, что к осени наладят систему оповещения гражданской обороны: репродукторы, сирены, теле- и радиоканалы. В общем, все то, что еще сохранилось от холодной войны, так и не перешедшей в горячую. Но, видимо, горячая еще не упустила свой шанс, раз наши скупые на средства власти решили заняться таким недоходным делом. Не секрет, что последние лет пять мир топтался у черты большой войны: стрелки часов Судного дня сдвинулись еще на пару минут ближе к последней полуночи человечества, неопознанные ракеты и метеориты падали то тут, то там, сбиваемые нашими доблестными зенитчиками и ракетчиками, танки тянулись эшелонами по железным дорогам России и США... Ну, много чего было. Только война не настала.

  Основная проблема Российского государства и российского общества — отчуждение государства от власти и народа от государства. Это естественно для современной капиталистической формации, где реальная власть принадлежит глобальным монополиям (ТНК) и банковским структурам. ТНК не только переросли государственные границы, но и смогли использовать свои базовые государства в собственных целях. Государство для ТНК одновременно и враг, и инструмент в борьбе с конкурентами. Такая ситуация обусловлена тем, что мы живем в эпоху кризиса социально-политической системы капитализма, который достиг пика своего развития — глобального рынка. Условной временной границей возникновения глобального рынка могут служить две исторические вехи: уничтожение Советского Союза (1991) с последующим включением его обломков в мировую капиталистическую систему и создание ВТО (1995). На сегодняшний день в ВТО входят более 160 национальных государств. «Пределы роста» капитализма достигнуты, для этой социально-экономической системы нет больше возможности экстенсивного развития на нашей планете, нет больше неосвоенных рынков. На повестке дня «хозяев истории» стоит вопрос о трансформации капитализма в новую экономическую, социальную и политическую систему. В результате этой трансформации канут в Лету такие атрибуты капитализма, возникшие вместе с ним на заре Нового времени, как национальные рынки (по существу, они уже приказали долго жить), нации и национальные государства. Для России начало этих процессов можно отнести к 1993 г., когда в новой российской Конституции было прописано превалирование международных законов над государственными (ч. 4, ст. 15) и был вычеркнут из Основного закона государствообразующий русский народ. По существу, таким образом, в России был запущен процесс демонтажа государства.
   Горячую войну «старому» миру новый мировой порядок объявил нападением НАТО на Сербию (1999), после которого западное руководство открыто заговорило о необходимости «глобального управления», предполагающего замену национального суверенитета глобальной властью частных корпоративных структур. Вместо «государства-нации» было решено создать «корпорациюгосударство». Не случайно одновременно с этой войной, в том же 1999 г., Дэвид Рокфеллер заявил: «Что‐то должно заменить правительства, и мне кажется, что наиболее подходящей для этого является частная власть».